Берлин штурм фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Пе 2 в ходе войны


берлин фото штурм

2017-09-25 18:47 xvii иллюстрированное приложение к газете Сибирская жизнь к 184, Воскресенье 24 августа 1903 г Исторические личности Исторические факты Статьи Историческое ФОТО Исторические




Если вы решили что-то сделать, но не начали это делать в течение 72 часов - в 85% случаев вы не сделаете это никогда. © Бодо Шефер


Все джинсы сначала красивые... а потом удобные.






Тупая лань пиарится как может: Решила снова партию сменить. Нет ни ума, ни кожи и ни рожи, Есть только страх, что могут позабыть Забыть ее дурацкие призывы, Борьбу за нравственность и прочую херню, Ее смешные инициативы Мат с сексом уничтожить на корню Ну что об этой курице сказать? Линяет словно дикий осьминог, Не в первый раз она меняет масть Как только засвербело между ног. Дебют, как и у всех, КПСС. Когда Союз распался – «поумнела» – Сначала «Яблоко», а после СПС Пометило Мизулинское тело. Менять хозяев ей не привыкать – К «едросам» уж пора перебежать И встретит там ее, среди других гондонов, Такой же как она урод – Милонов


Международный язык. Помню в начале девяностых на волне всеобщей демократизации общества закрыли у нас в области шесть из восьми действующий колоний. И все бы ничего, но зеки-то не просто так сидели, а работали, и поэтому у каждой колонии был свой лесозавод. Вольных не хватало и администрация области пошла на контракты с Китаем. Приехали китайцы, начали осваивать оборудование. Да то ли они его отродясь не видели, то ли дружественный нам народ отправил не лучших своих представителей, но толком у них ничего не получалось. Там, где зеки шпарили по триста кубов за смену, китайцы и на тридцать не выходили. В целях усиления, со всех однотипных предприятий области к китайцам были направлены специалисты в ролях наставников, так сказать для дележа опытом и решения сложных технических задач. С нашего завода отправили Смышляева Николая, здоровенного мужика, двадцать лет проработавшего пилорамщиком. - Ты, Коля, пойми, - объяснял встретивший его мастер, - они может быть и поняли бы все, да как им объяснишь, если они по-русски не бельмеса. Ты когда-нибудь со стеной разговаривал? Вот то-то и оно! Как объяснить, ума не приложу! - Разберемся! - довольно оптимистично парировал Коля, которому за три месяца командировки пообещали сохранить средний заработок и еще грозили премией помимо командировочных, - они же люди! А раз люди, значит поймут! - Ну-ну, - скептически посмотрев на оптимиста, хмыкнул мастер, - умный, да? До тебя за неделю работы не поняли, а с тобой поймут! Ну давай, давай, а сейчас пойдем познакомлю. Китайцы на фоне Николая выглядели не очень выразительно, ну примерно так же как лилипуты рядом с Гулливером, но смотрели на нового наставника уважительно. Представив Колю, мастер засуетился, вспомнив, что сегодня его вызывали в контору. В тот день в цех он больше не попал. Зато на следующее утро он был там почти вовремя. Странно, но цех уже работал. Не успел мастер просочиться в тяжеленные железные двери, как в пилораме что-то хрустнуло, взвизгнула ломающаяся пила и цех погрузился в зловещую тишину. Зловещей она была потому, что китайцы вели себя неадекватно; заглушив станки, они замерли как изваяния и только те, у которых нервы были видимо совсем не к черту, тенями заскользили к дверям. - іпфтфоймафть, епфтфоймафть, - запфыкал китайский пилорамщик, как завороженный глядя на сломанную пилу. Что-то в этом пфыканье показалось мастеру знакомым, но что он сообразить сразу не мог, так же как и оторвать взгляда от китайца, который смотрел на пилораму как на неразорвавшуюся гранату, упавшую к его ногам. А еще мастеру не понравился цвет его лица. Нет, оно было все таким же желтым как и по приезду, но в районе правого глаза эту желтизну сменила какая-то неестественная синева. Обстановку разрядили хлопнувшие двери каморки учетчика. Во всю ширину их проема бледнело расплывчатое пятно, которое оказалось ничем иным как не выспавшимся Колиным лицом. - Ну че, урод, заломил? - рявкнул он в тишину цеха, - щас я тебя буду …! В интонации голоса не было ничего интернационального, но китаец сообразил. Дернувшись, он нырнул за недопиленное бревно, беспрестанно повторяя - «нефт епфать, нефт епфат!». Через три дня цех дал план - реальный план! И все вошло в норму. Приехавшая комиссия из управления долго и внимательно вслушивалась в непонятный говор китайцев. Несмотря на странные буквы и слова, комиссия внутренне понимала, что все понимает и без перевода. Вот что за слова - не понимает, а то что ими говорится - ясно как на духу. А еще почему-то послушав эти разговоры очень хочется работать, потому что какое-то седьмое чувство косвенно напоминает вам о витающей в пространстве опасности. Правда, опасность эту комиссия так и не увидела, по той простой причине, что эта «опасность» никак не могла придти в себя после недельного запоя и обожрания собачьим мясом, искусно приготовленным китайцами.